• Анна Вислоух

Война — это не страшно?

На одной из моих встреч с четвероклассниками, где я рассказывала о своей "Волшебной книге" и воронежской истории, и конечно же, героических страницах обороны города, сидевший на первом ряду симпатичный пухленький мальчуган с умными глазками вдруг выдал: "А война — это не страшно!" И победно посмотрел на меня: ну, что скажешь?



Признаться, я редко не знаю, что ответить. А тут просто онемела. Стояла и молчала. Даже учительница заволновалась: что он сказал? Хрень он сказал, простите мой французский. Да, думаю, это некая бравада перед одноклассниками. Да, эпатаж ботаника-отличника. Но... Заноза так и осталась.


Я проглотила ком и продолжила свой рассказ, рассказала о том, как били и пытали целый месяц Девицких Орлят, восьмерых мальчишек - их ровесников, которые организовали в селе Девица Семилукского района Воронежской области партизанский отряд. Детский отряд. Что они могли делать, дети? Да многое. Прокалывали шины мотоциклов, сыпали песок в бензобаки, писали и расклеивали листовки, были связными с настоящими партизанами.


Известен случай, когда ребята незаметно подобрались к обозу из 30 подвод и распрягли лошадей, которые должны были доставить большую партию снарядов на линию фронта фашистам. Лошади разбежались, боеприпасы доставить вовремя не удалось. И такие «выходки» ребята устраивали постоянно, изрядно попортив фашистам жизнь.


Их вычислили. Мучили месяц, страшно били. Один мальчик сошел с ума, его выкинули на улицу, он остался жив. Остальных заставили вырыть яму во дворе школы и расстреляли. Сегодня там памятник.


Рассказала о бомбежке воронежского сада Пионеров, когда во время детского праздника на парк, где играли дети (да, июнь 1942 года, но фронт еще далеко, а детям и во время войны хотелось радоваться) спикировал немецкий бомбардировщик и сбросил бомбы прямо на детские головы. С деревьев снимали детские ноги и руки...


На своей странице в Фейсбук безмерно уважаемый мной педагог Дима Зицер написал:


"Чего хочет человек, который одевает 5-7-летних детей в форму, раскрашивает их под кровь? Увидеть окровавленного ребенка? Он это имеет в виду? Хочет, чтобы дети поиграли в убийство? Я не говорю, что детей заставляют убивать друг друга. Но их в этот момент заставляют примерять на себя самую ужасную страницу человечества. Возможно, эти люди думают так: “Если дети наденут на себя гимнастерки, и мы нарисуем им шрамы, они поймут, как устроена война.” Наоборот!


Это идеальная прививка для того, чтобы они вообще не понимали, как устроена война. Взрослые предлагают игру, театрализованное представление. В этом представлении я, 5-7-летний мальчик, играю в солдатиков и принимаю участие в чем-то очень, очень веселом, это абсолютно точно.


Это чудесная, красивая и романтическая система координат. И из этого напрямую вырастает отношение к войне, которое сменилось на наших глазах. Когда мы говорим не о том, что пришлось пережить нашим близким, и из чего, на самом деле, они смогли вырваться и сделать так, что мы живем сейчас".


"Война - это не страшно". Это игра. Заигрались мы, похоже...

2 views