• Анна Вислоух

Вердикт: желание убивать

Более семидесяти лет назад, 22 декабря 1947 года был завершен первый судебный процесс над нацистскими преступниками, совершавшими жуткие злодеяния в лагере смерти Аушвиц-Биркенау. Так называемый первый Освенцимский процесс начался 24 ноября 1947 года в Кракове, когда польские власти (Верховный национальный трибунал) судили сорок бывших сотрудников концлагерей Аушвиц-Биркенау.



Самыми известными подсудимыми были Артур Либеншель, бывший комендант, Мария Мандель, начальник женского лагеря Освенцима, врач Иоганн Кремер. Тридцать восемь других эсэсовских офицеров - тридцать четыре мужчины и четыре женщины, служившие в лагерях охранниками или врачами, также предстали перед судом.


Вердикт Верховного национального трибунала по первому Освенцимскому процессу был вынесен. В обоснование постановления Верховного национального суда было сказано:


«Муки заключенных [из Аушвица], уже и так подвергнутых пыткам [внесудебными средствами], являются свидетельством бесчеловечной жестокости, совершенной теми подсудимыми, которые в результате судебного разбирательства были приговорены к смертной казни. Перечисленные насильственные преступления, совершенные поименованными подсудимыми, которые в той или иной степени были причастны к убийствам заключенных, также свидетельствуют о том, что обвиняемые были причастны к убийствам ради удовольствия, а не по приказу своего начальства. Если бы не выраженное желание убивать, они в противном случае проявили бы элементы сочувствия к жертвам или, по крайней мере, проявили бы безразличие к их тяжелой участи, но не замучили бы их до смерти».


Рудольф Хёсс, приговоренный на другом процессе, был казнен 16 апреля 1947 года перед крематорием в Аушвице I. Суд над лагерным комендантом Хёссом, который проходил в Верховном национальном трибунале в Варшаве в течение марта 1947 года, положил начало первому Освенцимскому суду, за которым последовали судебные процессы в Кракове несколько месяцев спустя.


Верховный национальный трибунал, председательствующий в Кракове, вынес 23 смертных приговора и 17 приговоров к лишению свободы на срок от пожизненного до трех лет. Все казни были приведены в исполнение 28 января 1948 года в краковской тюрьме Монтелюпих, одной из самых страшных нацистских тюрем оккупированной Польши, которая использовалась гестапо во время Второй мировой войны. Мария Мандель и Тереза Брандл были казнены первыми. Один человек был оправдан; это был врач унтерштурмфюрер СС Ханс Мюнх, который отказался участвовать в селекции заключенных и постоянно направлял в администрацию лагеря просьбы о том, чтобы заключенным выдавали больше еды. Хотя его усилия и были бесполезны.


Франкфуртский процесс над Освенцимом, известный на немецком языке под названием «der Auschwitz-Prozess, или der zweite Auschwitz-Prozess» (второй процесс над Освенцимом), представлял собой серию судебных процессов, проходивших с 20 декабря 1963 года по 19 августа 1965 года, в ходе которых 22 обвиняемым были предъявлены обвинения в связи с их ролью в Холокосте в качестве должностных лиц среднего и низшего звена в комплексе лагерей смерти и концентрационных лагерей Аушвиц-Биркенау.


В целом из примерно 8200 выживших эсэсовцев, служивших в Аушвице и его подлагерях, были осуждены 750 человек. В отличие от первого судебного процесса в Польше, проведенного почти два десятилетия назад, судебные процессы во Франкфурте основывались не на правовом определении преступлений против человечности, признанном международным правом, а на государственном законодательстве Федеративной Республики.


Последний комендант лагеря, штурмбанфюрер СС Рихард Баер, скончался в заключении, находясь под следствием в ходе судебных разбирательств. Ответчиками были самые разные люди - от эсэсовцев до капо, привилегированных заключенных, ответственных за контроль над узниками, а также некоторые из тех, кто отвечал за процесс селекции: кого следует направлять в газовые камеры прямо с железнодорожной платформы при высадке из поездов, которые привозили их со всей Европы (это были практически все дети, признанные негодными для работы, как правило, в возрасте до 14 лет, а также все матери, не желающих расставаться со своими детьми).


В ходе судебного разбирательства было вызвано около 360 свидетелей. Генеральный прокурор земли Гессен Фриц Бауэр, сам побывавший в 1933 году в концентрационном лагере Хойберг, возглавлял обвинение.


Судебный процесс длился 183 дня. 430 часов показаний 319 свидетелей, в том числе 181 выжившего в концентрационном лагере Аушвиц и 80 сотрудников лагеря, СС и полиции, были записаны на 103 пленках и 454 томах документов, которые хранились в Гессенском государственном архиве в Висбадене.


Информация о действиях обвиняемых и их местонахождении находилась в распоряжении западногерманских властей с 1958 года, однако рассмотрение их дел затягивалось, в частности, из-за юрисдикционных споров. Судебное разбирательство было в основном открытым, и оно позволило довести до сведения общественности многие подробности Холокоста как в Федеративной Республике Германии, так и за рубежом. Шесть обвиняемых были приговорены к пожизненному заключению, а еще несколько человек получили максимальное возможное наказание в виде тюремного заключения по предъявленным им обвинениям.


В 2017 г. Германия представила оригинальные магнитные ленты с записями основных материалов Франкфуртского Освенцимского судебного процесса, которые привлекли внимание мировой общественности к системному массовому убийству во время Холокоста, проходившему практически в промышленных масштабах, и были включены в Реестр ЮНЕСКО "Память мира".


Судебный процесс получил широкую огласку в Германии, но был расценен Бауэром как неудачный. Бауэр жаловался на то, что СМИ относились к обвиняемым таким образом, что все они были чудовищами, что позволило немецкой общественности дистанцироваться от чувства моральной вины за то, что произошло в Аушвице. Все происходившие в лагере смерти было представлено как преступление нескольких больных людей, совсем не похожих на нормальных немцев.


Более того, поскольку закон относился к тем, кто выполнял приказы, когда убивал, как к соучастникам убийства, это подразумевало, что политика геноцида и нацистские правила обращения с заключенными в Аушвице на самом деле были законными.


Бауэр писал: то, как средства массовой информации изобразили судебный процесс, поддерживало «мечтательную фантазию о том, что лишь немногие люди ответственны за произошедшее... а остальные просто вынуждены были совершать поступки, полностью противоречащие их истинной природе».


Кроме того, судьи, осуждая обвиняемых, создали впечатление, что в нацистскую эпоху Германия была …оккупированной страной, и у большинства немцев не было иного выбора, кроме как следовать приказам. «Но это... не имеет ничего общего с исторической реальностью. Были злобные националисты, империалисты, антисемиты и ненавистники евреев. Без них Гитлер был немыслим» — писал Бауэр.


Опрос общественного мнения, проведенный после Франкфуртского Освенцимского суда, показал, что 57 процентов немецкой общественности не поддерживает дополнительные нацистские суды.


Но суды над нацистскими преступниками продолжаются до сих пор.

1 view