• Анна Вислоух

Почему князь Богдан ходил в черном оксамите, а его братья бежали в Ниж

Паволочь, как это следует из древних актов, была вотчиной Евстафия (Остафия) Дашкевича, старосты каневского и черкасского. Он первым построил в Паволочи замок.



В его письме, которое он писал королю: «слуга и холоп его королевской милости нижайше челом бъет», есть некоторое кокетство, что он якобы деревенщина, даже подданный князя Острожского. Но в метрике литовской есть упоминание о Дашкевичах, как о землевладельцах. Еще до Александра Ягеллончика Дашкевичи владели землей на Браславщине.

Евстафий Дашкевич умер в 1540 году. У него была только одна сестра Богдана, которая вышла замуж дважды, один раз за Бориса Тышкевича (в браке с которым родила дочь Анастасию, ставшую монахиней), а второй раз раз за Анджея Якубовича Немиру, воеводу киевского, в браке с которым родилась дочь Богдана, вышедшая замуж за Ивана Волчкевича Олизара. Евстафий Дашкевич завещал все свое имущество сестре, в том числе и Паволочь. Богдана из Немирува, жена Ивана Олизара, тоже родила одну дочь, также Богдану, которая вышла замуж за князя Ружинского. Так Паволочь перешла во владение Ружинских. Князья Ружинские вели свой род от Наримунта, сына Гедимина.

В Волыни Наримунтовичи какое-то время писались двумя способами: от Ружина — Ружинскими и от Роговиц — Роговицкими. Князья, родившиеся в Ружине, не раз охотно бросали свое родовое гнездо в поисках судьбы и хлеба в другом месте. Одним из них был Евстафий Ружинский. Он выехал из семейного гнезда на Киевщине, служил подстаростой у князя Михаила Вишневецкого в Каневе и Черкассах (1569 г.), затем князь Константин Васил Острожский назначил его своим воеводой в Киеве (1588 г.).

Согласно его рукописной родословной, у него было три сына: Богдан, Миколай и Кирик. Когда татары в 1576 году подошли к Тарнополю, оттуда двинулись на Волынь и там захватили в плен жену князя Богдана, а мать убили. По сей день украинский народ поет: «О, Богдане, Богдане, Запорожский гетмане, ой, чего ты ходишь в черном оксамити? Эй, были у меня гости татарские, одну ночку ночевали, стару неньку зарубали, а миленьку себе взяли».

Богдан ходил "в черном бархате", т.е. в трауре. Богдан Ружинский тоже кроваво отомстил татарам, но когда взрывали крепость Аслам Кермен и "положили порох под замок, он стоял в плохом месте и погиб от взрыва". (Папроцки: Гербы, стр. 162). Его отец, Евстафий Ружинский, умер около 1588 года. Его наследниками остались Миколай (Миш) и Кирик.

У двух братьев был взрывной темперамент, драчливые были. Молодость у них прошла весьма бурно. Крепкие, сильные, всегда готовые к бою, они охотно дрались. В 1587 году эти же Кирик и Миш Ружинские вместе с князем Прокопием Курцевичем напали на Александра Комара в Луцке, и убили его. За это они должны были поплатиться головой. Кирик был приговорен к смертной казни, а князя Миша и Прокопа Курцевича арестовали и приговорили платить вергельд (денежная компенсация за убийство свободного человека).

Но в то время дорога на Ниж (Niż, так называлось тогда днепровское Запорожье) была открыта для всех, кто провинился в стране. Так и два наших князя, избежав наказания, оказались на днепровском отроге. Там они стали "атаманами", как мы узнаем из письма московского царя Федора Иоановича к крымскому султану Кази Гирею, написанного в 1588 году. (Соловьев, История России, т, YII, с. 319). Недолгим было атаманство братьев на Нижу, потому что Миш (Миколай или Михал) вернулся в 1591 году и купил у Стжижовских поместье на реке Роставица, который в память о своем семейном гнезде Старый Ружин у Ковеля назвал Новым Ружином, а Кирик вернулся в свою Котельню, которую король Стефан Баторий подарил ему еще в 1581 году за военные заслуги.

Миколай с тех пор остепенился, женившись на Хальшке Каспрувне Строжицкой, и мирно жил в поместье. Король Сигизмунд III, вознаграждая его за военные подвиги, отдал ему земли разоренных врагом деревень. На этой земле позднее появилась Романовка (Балиньский; Стар. Польская, т. II, стр. 525). А его брат, князь Кирик передал ему в собственность Котельню и Паволочь. Кирик всю свою жизнь перекладывал на Михала все хозяйственные хлопоты в поместьях и управление имуществом.

Сам же Кирик женился на Куневской, в этом браке родилась его единственная дочь Анна. Во второй раз Кирик женился на Ядвиге Хвальчевской, дочери Францишека Хвальчевского и Анны из Собоцких, а также взял в приданое за ней Захорец и Юсковец в повете Кшеминецком. Когда братья этой Ядвиги, Петр и Павел Хвальчевские, а также три сестры умерли от чумы, ей и её сестре Хелене досталось всё состояние семьи Хвальчевских. Сама Ядвига Ружинская, овдовев, вышла замуж за князя Ежи Чарторыйского. Кирик Ружинский пережил своего брата Миколая, а так как тот был бездетным, он принял от него в наследство Новый Ружин и Паволочь. В 1586 году он жил в Паволочи, оставив военную службу.

Кирик умер в 1610 году, его дочь не захотела вступать в наследство , так как долги, которые он оставил после себя, превышали стоимость поместья. Поэтому единственным наследником Кирика Ружинского стал его сын Роман. Его, как и отца, с юности увлек рыцарский дух. В 1600 году он принимал активное участие в битве Яна Замойского с Михалом Валечны, воеводой Молдавии, а в 1605 году участвовал в экспедиции гетмана Жолкевского против татар в Подолье; в Тушине был "главнокомандующим его царского величества", но когда Димитрий сбежал в Калугу, Роман Ружинский перешел в лагерь короля Сигизмунда III, который в то время находился в Московском государстве.

Роман был женат на Зофье Корапчейовской, потомство не оставил. В своем завещании все оставлял жене. Известны два его волеизъявления: одно от 1601 года, другое от 1608 года, когда он отправился в московскую экспедицию. В первом он приказывает похоронить себя в Греческой Православной Церкви, рядом с телом отца. Он отдает своей жене Котельню, Новый Ружин, Паволочь пожизненно; драгоценности, халаты, ружья, пушки и лошадей своим дядям Яну, Богдану и Адаму в равной доле. И если, пишет он, Господь Бог хочет дать Зофье потомка "мужеского рода или девочку, то моя жена не имеет права забирать это имущество от родственников моих, но она может делать только то, что ей нравится, с той частью, которую она имеет в Паволочи, потому что с этой части у нее есть сумма в 28 тысяч".

И во втором завещании он писал: "Я Роман Наримунтович Ружинский, по закону, готовности и единомыслию любимой госпоже Зофии Корапчейовской, зная ее любовь, всю супружескую верность себе, даю, дарую и записываю ей денежную сумму в 100 тысяч злотых, которая записана на Паволочь, Котельне, Ружине (Новой), Вчорайше и на их селах. Отары крупного рогатого скота, овец, все предметы домашнего обихода, серебро, золото, драгоценности и готовые деньги остаются у моей жены». Он не оставил потомство, но через 131 год после его смерти Михал Козачинский вывел род Разумовских от Якуба, сына Романа, которым он якобы был: "за свою великую силу духа и высоту казаки называли его Розум". Но это все же довольно невероятная идея. Сыновей у Романа не было.

Итак, после смерти мужа княгиня Ружинская получила во владение усадьбы Паволочь (Новая и Старая) с прилегающими селами. Как же сложилась ее непростая жизнь вдовы? Продолжение следует.


Эскиз иллюстрации Василия Кричевского к роману Пантелеймона Кулиша "Черная рада, или Малороссия в 1663 году". Фото из музея книги и книгопечатания Украины.

2 views