• Анна Вислоух

"Охота за черепами": план уничтожения трудом

В этой статье я хочу рассказать еще об одном плане нацистов. И касался он славян, которых в Европе было значительно больше, чем евреев и цыган. В сотни раз. И просто уничтожить их в газовых камерах было физически невозможно. Но тем не менее большая часть славян и вообще населения Советского Союза подлежала уничтожению.


Ну вот, к примеру, с помощью голода. Как его организовать, нацисты прекрасно знали, да и мировые прецеденты были и не раз. Но все равно ненавистных славян оставалось еще слишком много.


Тогда у вождей цивилизованной германской нации возникает еще одна идея: загнать остатки славян за Уральские горы, а какие-то жалкие 80 миллионов превратить в рабов. На тех территориях, которые будут доблестно завоеваны и где поселятся немецкие бароны и хозяева помельче.


А пока можно использовать дармовую рабсилу в самой Германии. И молодежь и людей постарше с оккупированных территорий стали угонять в рабство.


«Если мы перестреляем евреев, дадим погибнуть военнопленным, предоставим значительной части населения крупных городов умереть с голоду, а в будущем году потеряем от голода еще часть сельского населения, остается открытым вопрос: кто же, собственно, должен создавать материальные ценности?» – писал в докладной записке генерал-лейтенант Ханс Лейкауф. Генерал курировал предприятия военной промышленности, расположенные на Украине; к его словам нельзя было не прислушаться.


«Только отправка в Германию нескольких миллионов отборных русских рабочих, за счет неисчерпаемых резервов работоспособных, здоровых и крепких людей в оккупированных восточных областях, – соглашался генерал-лейтенант Вейганг, – сможет разрешить неотложную проблему выравнивания неслыханной потребности в рабочей силе и покрыть тем самым катастрофический недостаток рабочих рук в Германии».


Конечно, это не означало изменения политики обезлюживания; просто на смену массовым расстрелам приходило более прагматичное «уничтожение трудом». «Идея уничтожения трудом является наиболее подходящей», – задумчиво сказал Геббельс в беседе с министром юстиции Тираком. Перед смертью русские рабы должны поработать на пользу Германии! – это был ответ на одну из самых важных проблем, вставших перед рейхом.


По городам и поселкам шли облавы – немцы называли их «охотой за черепами». Людей ловили на рынках, на улицах, в церквях. Тех, кто пытался убежать, расстреливали, остальных сгоняли в какое-нибудь здание побольше – ждать отправки в рейх. На станции Виры в облаву попалась девушка Прасковья Ширнова, ставшая свидетелем страшной, но обыденной сцены.


«Одну женщину-инвалида (она не двигалась) привез ее брат на тачке к коменданту, чтобы ее дочку не увозили в Германию, потому что за больной мамой некому ухаживать. Комендант выслушал переводчицу и переспросил: это за ней некому ухаживать? Сидя в кресле, поднял автомат и расстрелял несчастную. А потом продолжил: вот и не надо больше ухаживать. А дочь должна работать на великую Германию».


После того как пойманных «восточных рабочих» набиралось достаточно, их загоняли в эшелоны и отправляли в Германию. Перевозили людей примерно в тех же условиях, как и военнопленных, – разве что в вагон загоняли немного поменьше народа. А вот до железнодорожной станции их гнали точно так же: пешим ходом, практически без еды, пристреливая отстающих. «По пути многие не выдерживали, – вспоминал один из угнанных, – падали, их расстреливали. По пути, где приходилось ночевать, были сараи. Нас набивали палками, вплотную один к другому, битком, стоя». Наутро в сараях оставались тела задохнувшихся, а выживших гнали дальше.


Привезенных с Востока рабов выставляли на продажу. Крупные фирмы Круппа, Сименса, Юнкерса, Геринга закупали остарбайтеров десятками тысяч – оптовыми партиями. Но фюрер позаботился, чтобы и простой немец мог купить себе рабочего, а то и несколько.


«Моя соседка на днях приобрела себе работницу, – писала фрау Бок своему воюющему на Востоке сыну Вильгельму. – Она внесла в кассу деньги, и ей предоставили возможность выбирать по вкусу любую из только что пригнанных сюда женщин из России». Но попасть к хозяину считалось за счастье, по крайней мере, можно было всегда украдкой доесть еду, приготовленную для домашнего скота. В лагерях для отсарбайтеров, работавших на крупные корпорации, условия содержания были такие же ужасающие как и в концлагерях.


Те, кто видит, в каких условиях существуют остарбайтеры, приходят в ужас. «Много русских женщин и девушек работает на фабриках “Астра Верке”, – пишет сыну немка. – Их заставляют работать по четырнадцать и более часов в день. Зарплаты они, конечно, никакой не получают. На работу и с работы они ходят под конвоем. Русские настолько переутомлены, что они буквально валятся с ног. Им часто попадает от охраны плетьми. Пожаловаться на побои и скверную пищу они не имеют права».


После войны в европейских странах стали считать могилы советских военнопленных и остарбайтеров. Только в Германии, Австрии, Чехословакии, Венгрии и Румынии насчитали 36 104 захоронения, многие из них – общие, большая часть – в Германии. Самые большие захоронения насчитывают сотни тысяч «уничтоженных трудом» людей.


И по сей день историки не могут подсчитать, сколько же советских граждан было угнано на работы в рейх. Современные вычисления дают цифры, колеблющиеся в районе 8-10 миллионов (включая 2 миллиона военнопленных). Однако точно известно: назад вернулось лишь 5,35 миллиона.


При подготовке статьи была использована книга А. Дюкова "За что сражались советские люди". В ней вы найдете много воспоминаний очевидцев, исторических фактов и комментариев историков.

3 views