• Анна Вислоух

Марш жизни. 24 апреля 2017 года

«Навсегда в моих глазах стоят дети, у которых уже не было сил, чтобы плакать. Навсегда в моих глазах старики, у которых не было сил, чтобы им помочь. Навсегда в моих глазах матери и отцы, деды и бабушки, школьники… их учителя… и праведники, и благочестивые… Откуда взять слёзы, чтобы плакать над ними? Кто даст мне сил, чтобы их оплакивать?», — сказал Эли Визель в 1990 году.



Эти слова он произнёс на марше, который в противоположность маршу смерти был назван Маршем живых. Это ежегодное мероприятие, которое проходит в Освенциме с 1988 года. И впервые в 2017 году делегация Воронежского научно-образовательного центра устной истории приняла участие в этом шествии.


Марш живых — это трёхкилометровый марш из Аушвица в Биркенау. Представьте себе десятитысячную людскую реку, текущую в полной тишине, изредка прерываемой пением, по улицам города к месту поминовения всех жертв Холокоста. Каждый год в этом марше участвуют тысячи еврейских подростков, взрослых и бывших узников, и много других людей со всего мира, всех вероисповеданий и взглядов. В марте 2017 года исполнилось семьдесят пять лет с начала массовых депортаций сюда европейских евреев, где подавляющее большинство ввезённых были немедленно убиты в газовых камерах.


Утром 24 апреля на территории музея выстроились колонны — это были представители самых разных стран мира: Германии, Польши, Израиля, Великобритании, Франции, это были представители разных континентов — Австралии, Южной и Северной Америки, даже Африки (ЮАР). Эти люди приехали сюда из сорока пяти стран мира, чтобы отдать дань памяти жертвам нацизма.


В 2017 году на Марше живых вспоминали Эли Визеля, который участвовал в первом марше в 1988 году, а также в нескольких последующих. Одно из самых известных его высказываний «Когда слушаешь свидетеля, сам становишься свидетелем» (Kiedy słuchasz świadka stajesz się świadkiem) я поставила эпиграфом к своей книге "Помните, что все это было".


Во второй половине дня мы вышли из ворот с надписью «Arbeit macht frei». Сигналом для начала шествия стал звук шофара, рога пастуха. Перед началом марша молодые евреи и поляки посетили музейную выставку. Традиционно они были одеты в синие куртки, которые получили от организаторов.


Мы шли в общей колонне вдоль железнодорожной рампы в Биркенау, куда нацисты вывозили евреев. Рядом с нами бодро вышагивали довольно пожилые женщины, о чем-то переговаривались на английском. «Where are you from?» — вдруг повернулась ко мне одна из них. Я слегка растерялась, но быстро сориентировалась: «We are from Russia» — «Oh, wonderful! And we are from America, California». Я вежливо ей улыбнулась, хотела спросить, почему она здесь, но шустрая старушка уже догоняла свою группу.


Впрочем, ответ лежал на поверхности. Английский парламентарий и публицист Эдмунд Бёрк был прав, когда сказал: «Для торжества зла нужно всего одно условие — чтобы хорошие люди сидели сложа руки». Эта женщина просто не хотела, чтобы зло победило вновь. Как и все, собравшиеся здесь десять тысяч человек.


Среди участников марша были министры образования из нескольких стран, в том числе Анна Залевская из Польши и Нафтали Беннетт из Израиля. Перед началом марша вместе с директором музея доктором Петром Цивинским они возложили венки к стене смерти во дворе блока 11 в Аушвице I. Министры также посетили выставку «Шоа» в блоке 27, подготовленную Институтом Яд Вашем в Иерусалиме. Позже, у памятника в бывшем лагере Аушвиц II-Биркенау, в память жертв зажгли свечи и возложили цветы.


Марш живых — это также и образовательный проект, когда молодые люди из разных стран, в основном школьники и студенты, узнают об истории евреев в Польше, о Праведниках народов мира, встречаются здесь со своими ровесниками. Передача памяти от одного поколения к другому — это одна из главных его целей.


«Образовательные проекты в Мемориале — это не только уроки истории. Здесь ещё присутствует очень важный момент рефлексии. Просто в Освенциме в наиболее полной мере можно найти ответы на вопросы о человеке, обществе, последствиях презрения, ненависти, антисемитизма, — сказал директор музея Освенцима, доктор Пётр Цивинский. — Присутствие министров образования на Марше живых также имеет большое значение для будущего образования, потому что благодаря их поддержке и организации возможно посещение Мемориала молодыми людьми. Молодые люди должны уметь противостоять ненависти, и мы должны дать им знания о трагедии Освенцима, концлагерей и Холокоста». «Марши стали связующим звеном между поляками и евреями со всего мира», — добавил он.


Основные торжества Марша живых состоялись у памятника в память о жертвах лагеря, расположенного вблизи руин газовых камер и крематориев II и III. Тысячи евреев со всех континентов, а также их польские коллеги собрались перед памятником. Были там и выжившие узники. Среди них девяностолетний Эдуард Мосберг.


«Моё присутствие является выражением памяти всех людей, а также членов моей семьи, уничтоженных в этом месте. Это первое. Второе: молодые люди приходят сюда вместе с выжившими, которые рассказывают им, что здесь произошло. Как можно убивать людей?! Это моё обязательство: до тех пор, пока я живу, я должен рассказывать правду о том, что случилось», — сказал он.


Министры образования приняли совместное заявление, которое обязывает хранить память о миллионах евреев, ставших жертвами Холокоста, о геноциде поляков, цыган, людей других национальностей, а также других массовых зверствах, связанных с Холокостом.


Всего со времени первого марша живых около двухсот пятидесяти тысяч людей со всего мира прошли по этой дороге от Аушвица до Биркенау. И я горжусь тем, что тоже приняла участие в этом шествии.

0 views