• Анна Вислоух

Кто ты, Захария Чет: версия третья и последняя

Ну и наконец еще одна версия происхождения Захарии Чета, ставшего прародителем родов Годуновых, Сабуровых, Зерновых, Шеиных, Вельяминовых... И Вислоухов (Вислоуховых), к которым имею честь принадлежать.


А вот какой вариант предлагает историк М.А. Емельянов-Лукьянчиков.

"Важно выяснить год рождения самого Захарии. Мы точно знаем, что его сын Александр погиб насильственной смертью в 1304 году, причем он был уже человеком взрослым. Значит, Александру было никак не менее 20 лет. Но ведь и Захарии на момент рождения сына должно было быть примерно 20 лет. Итого от момента рождения Захарии до гибели его сына прошло не менее 40 лет. Вообще в генеалогии принято класть на одно поколение среднеарифметические 30 лет.


Тогда возьмем промежуток в 40-60 лет и отсчитаем его назад от 1304 года. Получается, что Захария Чет родился в 40-60-е, а его дети Александр и Антонина — в 60-80-е годы тринадцатого столетия. Таким образом, основание Ипатьевского монастыря можно отнести к последней четверти XIII века.


Но вернемся к иконе Явления Богоматери Захарии Чету. Если рассматривать ее с искусствоведческой точки зрения, то на первый взгляд эта икона ставит нас в тупик. Дело в том, что такие изображения Богоматери — в полный рост, на троне, с Младенцем Ииусом на лоне, с предстоящими Ей в полный рост святыми (в данном случае Филиппом и Ипатием) не известны нигде, кроме как в Киеве!


Речь идет о Печерской иконе Божией Матери, утраченной ныне. Она находилась в алтаре Успенского собора Киево-Печерской Лавры. Но ее ранние списки, такие как Свенская чудотворная икона (не позднее 1288 г.), известны. На образе изображена Божия Матерь, сидящая на престоле, на коленях у Нее Богомладенец, благословляющий обеими руками. Справа от трона стоит преподобный Феодосий Печерский, а слева — преподобный Антоний Печерский.


Где находится Киев, а где Кострома? Логично задаться вопросом: какая тут может быть связь? Не будем пока отвечать на этот вопрос. Удивимся и пойдем дальше — разбираться с «фамилией» Захарии — «Чет». Какая-то странная «фамилия». Чтобы разобраться в этом, вначале вспомним о том, что родовые прозвания (которые мы называем сейчас «фамилией») сформировались в России только в XV–XVII веках. А у крестьян и того позже — в XIX–XX веках.

Долгое время прозвище или отчество каждого конкретного человека так и оставалось только за ним, то есть фактически у каждого нового потомка была своя фамилия. Иногда отчества превращались в дедичества (это когда внук именуется по деду), а потом дедичества превращались в фамилии.


Кроме того, известно такое явление как чередование фамилий, то есть, условно, у деда фамилия «Петров», у сына «Антонов», а у внука опять «Петров». Или так: старший сын носил фамилию отца, а потомки младших сыновей носили другие фамилии — у каждого своя... Как видите, разобраться в отечественных родословных подчас нелегко.


К чему я все это? К тому, что теперь будет проще понять: в XIII–XV веках предки и потомки Захарии чередовали две фамилии: «Чет» и «Зерно» (или «Зерновы»). Затем, когда у правнука Захарии Чета Ивана родились дети — Федор, прозванный Сабур и Иван, прозванный Годун — от них пошли фамилии Сабуровых и Годуновых.


Со словом «Зерно» все ясно. Такое прозвище могло означать все что угодно, от плодовитости и зажиточности, до рябого (как бы зернистого) лица конкретного представителя семьи. Но в любом случае это исконное русское слово, понятное и близкое.


А что такое «Чет»? В русском языке нет такого слова. Как только исследователи не мудровали, чтобы объяснить его. Например, придумали, будто бы при написании потеряли букву «р», и у Захарии было прозвище «Черт». Такие прозвища на Руси действительно давались, но логика с потерянной буквой, на мой взгляд, не выдерживает критики.


Оказалось, что просто нужно хорошо посидеть над картами, и тогда станет ясно, где бытует имя «Чет». Как известно, чуть ли не половина населенных пунктов в России и не только в России производится от имени собственного — кто село или город основал, в честь того и названо. Кто им владел, в честь того и переименовали.


И где же вы думаете можно найти населенные пункты с названием «Четово»? Во-первых, на границе Рязанской области с Мордовией — их целых три: Старое Четово, Новое Четово и просто Четово. Кстати, рядом расположено озеро Зерново (!). И, во-вторых, на Украине — на границе с Венгрией.


Что общего между этими землями? Село Четово сплошь населено венграми. Оно получило свое имя от имени помещика Чета, который владел им около 1260 года. А Четово на границе с Рязанской областью заселено мордвой и названо по имени прежнего владельца по имени «Чет». Так вот, и мордва и венгры — финно-угорского происхождения. У них общие корни, схожие языки и культура. Поэтому имя Чет знакомо обоим народам.


Но что это нам дает? Почему Захария получил это прозвище? Конечно не потому, что он был венгр или мордвин. Не будем повторять ошибки наших предшественников, представивших его татарином. Русские очень лояльно относятся к разным народам, и нередко носят иноязычные прозвища.


Важно здесь для нас другое: венгерское село Четово — это земли Галицко-Волынского княжества, соседа Киева. Опять Киев! Сразу в нескольких источниках, в которых говорится о происхождении Захарии Чета, упоминается святой митрополит Киевский Петр. Как то эти современники были связаны.


Что мы знаем о святителе? Однажды князь Галицкий Юрий Львович захотел иметь своего собственного митрополита. С этой целью он избрал Петра и отправил его в Царьград для посвящения; но именно в это время умер митрополит киевский Максим (1305), и патриарх Афанасий посвятил Петра не в митрополиты Галицкие, а митрополиты Киевские, то есть всея Руси. Но так как Киев к этому времени все больше подвергался давлению Запада и татар, Петр сначала переехал во Владимир, а в 1325 году — в Москву, куда перенес и митрополичью кафедру. Вскоре, а именно в 1328 году из Костромы в Москву приехал внук Захарии Чета Дмитрий Зернов. Это было время возвышения Москвы, которая стала великим княжением во главе с великим князем Иваном Калитой.


Обратим внимание на то, что митрополит Петр был родом именно из Галицко-Волынской земли. Потомки Захарии Чета постоянно общались и с другими выходцами из Галиции — Квашниными. Дед основателя рода Квашниных был родом из Галича Волынского. Так, например, в Ростовской летописи есть запись, что великий князь Иван Калита послал воевать Литву воевод своих Родиона Нестеровича (его потомки носили родовое прозвание «Квашнины») и Александра Зерна, а с ними рать.


В Никоновской летописи и в «Сказании о Мамаевом побоище» упоминается об участии праправнука Захарии Чета Федора Сабура в Куликовской битве. Тогда он спас жизнь самого великого князя Дмитрия Донского. Федор Сабур воевал в полку у воеводы Ивана Квашни. Таким образом, потомки Захарии и Квашнины очень тесно общались.


Я уже несколько раз упомянул Киев и его соседей — Галицко-Волынское княжество. Сейчас это Западная Украина, а раньше это были исконно русские земли, земли, где прославился князь Даниил Галицкий, многие годы успешно лавировавший между Западом и Ордой.


История этих земель нам известна из Галицско-Волынской летописи, которая является составной частью Ипатьевской летописи, точнее — летописного свода. Другими составными частями свода являются Киевская летопись и знаменитая «Повесть временных лет». А Повесть временных лет это самая древняя русская летопись, которая была составлена в Киеве. В ней рассказывается история от Сотворения Мира до 1117 года. В Ипатьевской летописи сохранилась самая древняя история Руси, там говорится о том, «откуда есть пошла русская земля».


Как известно, Ипатьевская летопись была найдена в костромском Ипатьевском монастыре — в XIX веке. И уже давно исследователи пытаются ответить на вопрос, как эта уникальная летопись попала на северо-восток Руси, где она стала частью летописного свода, получившего название «Ипатьевский»?


Я думаю, что ответ очевиден — туда ее привез основатель монастыря Захария Чет. Ирония судьбы заключается в том, что Ипатьевскую летопись обнаружил Библиотеке Академии наук именно Н.М. Карамзин — один из творцов анти-годуновского «черного пиара». Тем не менее, вывод о принесении этой летописи в Кострому позволяет сделать следующее:


1. Костромская Ипатьевская икона «Явление Богоматери боярину Захарии» имеет только одну аналогию — киевскую. 2. Прозвище Захарии Чета имеет аналогию в галицко-волынских землях. 3. Биография Захарии Чета тесно связана с выходцем из галицко-волынской земли митрополитом Петром. 4. Потомки Захарии активно общались с родом Квашниных, которые также вышли из Галича Волынского. 5. И наконец, Ипатьевская летопись описывает историю Киевских и Галицко-Волынских земель.


Вывод о том, что история Ипатьевской летописи связана с выездом Захарии Чета в Кострому дает нам возможность еще более точно установить время этой миграции. Вернее, стоит говорить об «Ипатьевском списке Ипатьевской летописи», так как существует несколько редакций летописи, и текст, который был найден в монастыре, является списком начала XV века. То есть изначально существовал единый летописный свод, включавший в себя Повесть временных лет, Киевскую летопись и Галицко-Волынскую летопись.


Он не сохранился, но был неоднократно переписан в XV, XVI, XVII и XVIII веках (Ипатьевский, Хлебниковский, Погодинский, Краковский, Ермолаевский и др. списки). Ипатьевский список описывает события вплоть до 1292 года, значит можно говорить о том, что принесение Захарией летописи в Кострому произошло между 1292 (год, когда закончилась фиксация событий галицко-волынской жизни) и 1304 (год гибели его сына в Костроме) годами.


Нельзя не отметить тот факт, что Ермолаевский список принадлежал князю Дмитрию Михайловичу Голицыну, который был внуком… Евфимии Юрьевны Пильемовой-Сабуровой. Ее отец Юрий Григорьевич — праправнук Федора Сабура — который в свою очередь был праправнуком Захария Чета. Бабка Евфимии Юрьевны — троюродная сестра преподобной Софии Суздальской. Прадед Евфимии и дед царя Бориса Годунова — также троюродные братья. Два списка летописи, таким образом, тесно связаны с одним и тем же родом, что косвенным образом говорит в пользу «зерновского» происхождения Ипатьевского списка.


В пользу выезда Захарии Чета из галицко-волынской земли говорит и то, что нам известен другой пример миграции выходца с юго-запада в город на Волге, который также принес собой список Печерской иконы Божией Матери, и который также имел отношение к летописанию! Речь о монахе Киево-Печерской Лавры Дионисии, который около 1328 года покинул Киев и пришел в Нижний Новгород. Так же как и Захария Чет он основал обитель — Печерский Вознесенский монастырь, впоследствии стал митрополитом Киевским и всея Руси, и канонизирован Русской Православной церковью. По его благословению в стенах монастыря была создана Лаврентьевская летопись.


Интересно, что инок основанного галичанином Дионисием нижегородского монастыря Павел Высокий был учителем княгини Евдокии Суздальской — будущей супруги Дмитрия Донского и матери Василия Первого. А ведь Евдокия (канонизированная как преподобная Ефросиния Московская) была прапраправнучкой князя Даниила Галицкого!


С другой стороны, правнук галичанина Захарии Чета боярин Федор Сабур спас жизнь великому князю Дмитрию Донскому, а его дяди — бояре Иван Дмитриевич, Константин Шея — подписали духовное завещание сына Дмитрия Донского — Василия Первого, потомка галицких князей.


Можно сказать, что «прапрапра…» — это очень далекое родство, чтобы делать какие-то определенные выводы. Но ведь Борис Годунов был еще более отдаленным предком Захарии Чета, когда Годуновы заказали образ «Явления Богоматери» их пращуру Захарии. Это — подлинная родовая память, подзабытая в эпоху «Иванов, непомнящих родства».


Все это позволяет утверждать, что Захария Чет был выходцем из галицко-волынских земель. Под давлением Запада и татар во второй половине XIII — начале XIV века все больше представителей галицкой знати и простых русских людей уходили в Северо-Восточную Русь — служить Владимиру и Москве. В этом массовом движении видную роль играли митрополит Киевский Петр, предки Сабуровых, Годуновых и Квашниных.


Осталось найти подтверждение этой гипотезе в источниках. А за ним далеко ходить не нужно. Мы находим его в самой Ипатьевской летописи. Под 1208 годом там есть такая запись: «После этого Роман вышел из города, чтобы просить помощи у русских князей. Когда он был на мосту в Шумске, его захватили Зерно и Чухома, и приведен он был в стан к князю Даниилу и ко всем князьям и воеводам угорским».


Описываемые здесь события происходили в Галиче Волынском и рассказывают о том, как воеводы галицкого князя Данила Романовича взяли в плен другого князя — Романа. Речь идет о знаменитом князе Данииле Галицком (1201–1264), который вместе с угорскими (то есть венгерскими) войсками решал свои внутри- и внешнеполитические задачи. Одного из воевод князя Даниила звали «Зерно». То есть мы встречаем здесь одну из «фамилий» Захарии Зерна-Чета. Речь, по-видимому, идет о его деде. Учитывая, что в 1208 году князю Даниилу не было еще и 10 лет, то можно предположить, что Зерно служил еще его отцу — великому князю Киевскому Роману Мстиславичу Великому (ок. 1150–1205).


Однако после величественного правления князя Даниила Галицко-волынское княжество стало слабеть под давлением внешних сил, и его жители стали уходить на северо-восток. Среди них был и боярин Захария.


Теперь мы можем ответить на вопрос, откуда в конце XIII века в Костроме появился Захария Чет и почему его потомки были приближены ко двору. Это был древний боярский род, служивший галицкому князю Даниилу. Они сохранили для нас древнейшую русскую летопись, а сам Захария Чет был известен своим благочестием. Поэтому неудивительно быстрое возвышение рода, и то, что потомки Захарии Чета дали России двух царей — Бориса и Федора Годуновых, царицу Ирину Годунову, великую княгиню Соломонию Сабурову и царевну Евдокию Сабурову".


Честно сказать, эта версия мне нравится больше всего.

8 views