• Анна Вислоух

Колыбель трех царских династий: версии основания

В своей предыдущей статье "Был ли Захария Чет татарским мурзой" я на этот вопрос, в общем-то, не ответила. И вот почему. Версий на этот счет существует множество. Принять за истину какую-либо одну из них сегодня не представляется возможным. Поэтому продолжим рассматривать все существующие на сегодня варианты происхождения этой исторической личности, а значит и версии появления Ипатьевского монастыря.



Впервые против общепринятой версии высказался С. Б. Веселовский в труде «Из истории древнерусского землевладения». Рассматривая родословную Сабуровых-Годуновых, он выявил ряд несопоставимых между собой противоречий. Согласно родословцам, сыном Захарии был Александр, а его сыном Димитрий Зерно. Ермолинская Летопись 1304 г. отмечает, что Александр Зерно был убит в Костроме вечниками во время мятежа. Если родословные записи верно отражают генеалогию Годуновых и если верно, что Захария был отцом Александра, то Чет не мог приехать на службу к великому князю в 1330 г., т. к. время его жизни отодвигается на полстолетия ранее общепринятой даты.


Веселовский выдвигает версию о том, что Александр Зерно был вотчинником-владельцем земель, на которых был построен Ипатьевский монастырь. Нельзя не согласиться, что дата основания монастыря во второй половине XIII века представляется наиболее вероятной.


Дмитрий Сазонов, автор труда "История и историография Костромского Ипатьевского мужского монастыря" предлагает вернуться к новгородской версии основания монастыря, которая не лишена смысла. Вот еще некоторые доводы в ее пользу. Опасаясь сплочения русских земель вокруг Владимирского княжества, татары убили в 1246 г. в Каракоруме великого князя Ярослава Всеволодовича. Великий князь Василий Ярославич, еще при жизни брата – Ярослава Тверского, вел борьбу за влияние в Новгороде, опасаясь захвата Костромы Тверью.


В 1270 г. Василий Ярославич едет защищать интересы новгородцев (его брат, князь Александр Невский княжил в Новгороде), поддерживая их возмущение правлением князя. Затем, сам став великим князем, Василий вынужден бороться за новгородский престол с Димитрием Переяславским. Очень многое связывает его с Новгородом. Видимо, руководствуясь мотивами защищенности и надежности укреплений города, вступив на великое княжение, Василий не поехал в стольный Владимир, а остался в удельной Костроме, очевидно считая ее местом более надежным в случае новых усобиц.


Таким образом, кажется вполне вероятным предположение, что Ипатьевский монастырь основан Василием Ярославичем или во время его княжения кем-либо другим. Согласно этой версии, назвать мурзу Чета строителем и основателем монастыря вряд ли возможно.


В ее пользу можно привести следующие аргументы. Итак, С. В. Веселовский подчеркивает хронологическую несообразность того, что Чет выехал из Орды в 6838 г. (1330 г.) при митрополите Феогносте, будучи крещеным митрополитом Петром. Святой митрополит Петр умер в 6834 г. (1328 г.), а Феогност был поставлен в митрополиты в Константинополе в 6836 г. (1328 г.) и в Москву приехал только в 6841 г. (1333 г.).


Поэтому приезд Чета-Захарии не мог произойти в 1330 г. Вряд ли Чет уехал и от междоусобиц, происходивших якобы в Золотой Орде, поскольку в Орде после смуты 90-х годов XIII века власть упорядочилась, в 1299–1313 гг. ханом был Тохта, а с 1212 г. – его племянник Узбек. Время правления этих двух ханов было периодом расцвета Золотой Орды, «великая замятня» и частые перевороты начались только после смерти Узбека в 1340 г. Следуя логике и ходу истории, можно увидеть, что официальная версия не состоятельна ни с хронологической, ни с генеалогической, ни с общеисторической точки зрения.


Поэтому можно уверенно говорить, утверждает Сазонов, что возникновение легенды об исцелении мурзы относится к более позднему периоду. Скорее всего, к XVI–XVII вв. – периоду возвышения Годуновых. Она может служить версией основания династии Годуновых-Сабуровых. Этой точки зрения придерживался известный историк А. А. Зимин, полагая, что легенда о татарском князе имеет исторические корни, доказательством чему видел в восточном происхождении прозвищ Сабур и Годун.


Но ссылка Зимина на якобы татарское происхождение родов Сабуровых и Годуновых выглядит несостоятельной: прозвище Сабур не имеет татарских корней, оно с арабского означает «долготерпеливый, выносливый», Годун – в некоторых, в том числе и славянских, говорах – «воспитанник, приемыш». Ну и Вислоух прямо указывает на какие-то неправильные уши у носящего это прозвище (позже я раскопаю какие - с отвислыми мочками).


Такие фамилии говорят скорей в пользу версии о местном (славянском) происхождении этих знаменитых родов. Ну и плюс ко всему версия об основании монастыря мурзой Четом не записана в Государевом родословце, составленном около 1556 г., и в Бархатной книге, воспроизводящей, как известно, текст Государева родословца. Бархатная книга начинает род Сабуровых-Годуновых с Димитрия Зерна. Не знал легенды об исцелении мурзы и князь Андрей Курбский, который, перечисляя людей, казненных царем Иваном Грозным, со знанием дела и видимою любовью говорит об их происхождении.


В рассказе о казни Замятни Сабурова князь Курбский отмечает родство Сабуровых через Соломониду с царствующим домом и говорит только о том, что Замятня был «велика роду». Хотя Бархатная книга называет род только от Димитрия Зерна, но существование Захарии и Александра подтверждается монастырскими Синодиками.


Димитрий Иванович Годунов в третьей четверти XVI в. построил в Ипатьевском монастыре каменную усыпальницу и положил на надгробия своих предков покровы с вышитыми на них надписями. В переписных книгах монастыря описаны четыре десятка покровов, начиная с покровов Захарии и Александра, и далее, на протяжении трех столетий.


С. Б. Веселовский выдвигает версию выезда не Захарии-Чета, а Димитрия Зерно, указывая на то обстоятельство, что в 1328 г. князь Иван Калита получил из Орды ярлык на половину великого княжения – Кострому и Великий Новгород. Другую половину княжения получил князь Александр Васильевич Суздальский. Когда в 1332 г. он умер, то князь Иван Калита стал обладателем всего великого княжества. На это время (1328–1332 гг.) и приходится приезд многих именитых княжеских бояр. Около 1330 г. Димитрий Зерно выехал к Московскому великому князю и принял боярское служение. Боярами были и его три сына: Иван Красный, Константин Шея и Димитрий.


И все же Захария-Чет как историческое лицо существовал. Тем более костромское происхождение Сабуровых-Годуновых несомненно. Мы знаем, что произошедшие от Чета-Захарии знаменитые боярские и дворянские роды Сабуровых, Пешковых, именовавшиеся первоначально Сабуровыми-Пешковыми, роды Шеиных, Вельяминовых, Годуновых приняли от своего предка эстафету усердного участия в устроении Ипатьевской обители. Своими богатыми пожертвованиями и вкладами они способствовали превращению монастыря в «Великую Лавру», в «царский монастырь».


При возвышении Годуновых легенда о мурзе Чете приобрела документальный характер. Монастырь стал вотчинным владением Годуновых-Сабуровых. В древнем Синодике Ипатьевского монастыря записано: «…и во вторый день сентября поминать начальников обители: князя Чета, во святом крещении Захарии, и детей его Александра, Димитрия Зерна, Вениамина, Ивана Годунова, Иоанна Красного, Иоанна Подольского, Федора Вениаминова, Михаила убиенного».


Выражение «начальника обители» говорит о том, что все или почти все потомки Чета принимали участие в устройстве обители, а обозначенное число – 2 сентября – наводит на мысль: не в этот ли день на месте, где устроена была обитель, Чет увидел явление Богородицы?


В 1276 г. после смерти Василия Ярославича центр великого княжества вновь вернулся во Владимир. В 1332 г. князь Иван Калита, после смерти Александра Васильевича Суздальского, получает полный ярлык на великое княжение. Кострома становится одним из городов Московского княжества. В связи с версией об основании монастыря великим князем Василием Ярославичем, можно сказать, что монастырь был основан Рюриковичами и служил им надежной защитой в случаях опасностей. Что подтверждает тот факт, что они, как, например, великий князь Московский Димитрий Донской, находили в нем убежище.


От Рюриковичей монастырь перешел к Захарии – его потомкам Сабуровым, от них – Годуновым, которые с течением времени стали государями российскими. Потомки Захарии, крупные костромские вотчинники: сын Димитрия Зерно – Иван Красный, сыновья Ивана – Федор Сабур, Даниил Подольский (по вотчине в Костроме, села Подольского), Иван Годун, от которых пошли ветви родов Сабуровых и Годуновых, – заняли видное положение при дворе великого князя.


Но и это еще не все версии! Та, о которой я расскажу в следующий раз, мне нравится больше всего.

0 views